.RU

Сущность и значение пересмотра приговоров в советском уголовном процессе - страница 3


§ 3. Сторонами, участвующими в рассмотрении дела судом второй инстанции, являются подсудимый, потерпевший в качестве обвинителя по делам частного обви­нения, гражданский истец и гражданский ответчик. В тех случаях, когда по делу не был принесен касса­ционный протест, прокурор принимает участие в касса­ционном производстве в качестве органа надзора за законностью. Если же приговор был опротестован, то представитель вышестоящей прокуратуры, поддержи­вающий этот протест в суде второй инстанции, выступает здесь в качестве обвинителя, причем одновременно вы­полняет также функции органа надзора за закон­ностью.

По действующему советскому уголовно-процессуальному законодательству вызов сторон в заседание касса­ционной инстанции, как правило, не является обязатель­ным. Так, кодексы РСФСР (ст. 409 и 435), Белорусской ССР (ст. 409 и 435) требуют вызова сторон лишь в засе­дание областного (краевого) суда как суда второй ин­станции, в Верховном же суде союзной республики вызов сторон заменяется вывешиванием списков дел, назна­ченных к слушанию. Другие кодексы — Узбекской ССР (ст. 153) и Таджикской ССР (ст. 113) прямо не преду­сматривают вызова сторон, а вместо того общим обра­зом указывают, что стороны должны быть извещены о месте и времени рассмотрения дела кассационной ин­станцией. Напротив, УПК Украинской ССР (ст. 342), Грузинской ССР (ст. 408' и 434), Азербайджанской ССР (ст. 398), Армянской ССР (ст. 370) не предусматривают ни вызова сторон, ни их извещения и требуют лишь, чтобы списки дел, назначенных к слушанию, своевре­менно вывешивались в помещении соответствующего суда.

Независимо от того, должны ли быть стороны вызва­ны в заседание суда второй инстанции или каким-либо иным способом извещены о времени и месте этого засе­дания или же такой вызов и извещение сторон не тре­буются, во всех этих случаях неявка сторон и их пред­ставителей в судебное заседание не является препят­ствием к рассмотрению дела. Если же стороны либо их представители явились в заседание кассационной инстанции, они должны быть допущены к даче объ­яснений.


- 37 -


Участие сторон и их представителей в рассмотрении дела судом второй инстанции является одной из гарантий их прав и законных интересов и потому устранение сто­роны от участия в деле означает по существу лишение данной стороны возможности осуществить те права, какие ей гарантированы законом. В частности, в отноше­нии подсудимого это означает лишение его права на за­щиту в стадии кассационного пересмотра приговоров.

Отсюда, в свою очередь, следует, что вынесенное с таким нарушением прав сторон определение кассацион­ной инстанции не может быть оставлено в силе и под­лежит отмене, а дело должно быть возвращено в ту же кассационную инстанцию для нового рассмотрения в другом составе судей. Приговором Верховного суда Башкирской АССР Самсель был осужден по ст. 109 УК РСФСР. Верховный суд РСФСР, рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденного, оставил приговор в силе и применил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 г. об амнистии, сократив срок наказания на половину. При пересмотре приговора в порядке судебного надзора Верховный суд СССР нашел: «Из приложенной к жалобе Самселя справки Верховного суда РСФСР видно, что кассационная жалоба Самселя была назначена к рассмотрению в Судебной коллегии Верховного суда РСФСР на 7 августа 1945 г., рассмотрена же была 4 августа 1945 г. без извещения об этом жалобщика. Таким образом Верховный суд РСФСР, лишив права Самселя на представление документов и объясне­ний по жалобе, нарушил ст. 435 УПК РСФСР». Ввиду этого Судебная коллегия по уголовным делам Верхов­ного суда СССР своим определением от 28 ноября 1945 г. отменила определение Судебной коллегии по уго­ловным делам Верховного суда РСФСР и передала дело в ту же Коллегию для нового рассмотрения в ином со­ставе суда1.

Приговором Военного Трибунала Бочкарев был осу­жден по Закону от 7 августа 1932 г. к 10 годам лише­ния свободы с поражением прав. Определением Военно-железнодорожной коллегии приговор был оставлен в силе. Пленум Верховного суда СССР своим постановле-


- 38 -


нием от 30 января 1948 г. отменил это определение и передал дело на новое рассмотрение в ту же коллегию в ином составе судей, «так как адвокат, представляв­ший интересы осужденного Бочкарева, лишен был воз­можности участвовать в рассмотрении кассационного дела вследствие выданной ему канцелярией Коллегии неправильной справки о дне рассмотрения дела»2.

Дело рассматривается в кассационной инстанции тре­мя членами соответствующего суда (ст. ст. 35, 43, 50, 70 и 73 Закона о судоустройстве СССР, союзных и авто­номных республик).

При этом находят полностью применение общие по­ложения о невозможности участия в одном деле судей, состоящих в родстве между собой, о неизменности со­става суда по каждому данному делу, об основаниях и порядке отвода судей. Кроме того, в отношении касса­ционного производства закон содержит специальное указание, в силу которого судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, не вправе затем участвовать в рассмотрении того же дела в суде второй инстанции, а равно не вправе рассматривать это дело по существу после отмены первоначально вынесен­ного приговора (ст. ст. 41—47 УПК РСФСР).

Но вправе ли судья, однажды принимавший участие в рассмотрении дела в кассационной инстанции, вторич­но участвовать в рассмотрении этого дела в той же ин­станции? Ответ на этот вопрос дан Пленумом Верхов­ного суда СССР в его руководящем постановлении от 22 августа 1940 г. № 30/17/у, где указано, что «при вто­ричном рассмотрении дела в суде второй инстанции или в судебно-надзорной инстанции судья, принимавший участие при первом рассмотрении дела в тех же инстан­циях, не может (применительно к ст. 44 УПК РСФСР и соответствующим статьям УПК других союзных респуб­лик) принимать участие только в тех случаях, когда первое, вынесенное с его участием определение было от­менено в порядке надзора. Поэтому, в частности, судья, принимавший участие в вынесении определения об отме­не приговора, поскольку такое определение не отменено в порядке надзора, может участвовать в рассмотрении


- 39 -


жалобы или протеста да вторичный приговор, вынесен­ный по данному делу»3.

В практике иногда встречаются случаи, когда после отмены первоначально вынесенного приговора вышестоя­щий суд принимает дело к своему производству в каче­стве суда первой инстанции. В связи с этим возникает вопрос, вправе ли судья, участвовавший в рассмотрении дела в кассационном порядке, рассматривать затем это дело по существу? При разрешении этого вопроса сле­дует исходить из общего смысла статьи 44 УПК РСФСР. Смысл этой статьи, как указывает Пленум Верховного суда СССР в своем постановлении от 19 октяб­ря 1944 г. по делу Кольковой, заключается в том, что судья, пришедший по делу к определенному выводу, признанному порочным вышестоящим судом, не может быть вторично привлечен к рассмотрению того же дела, так как это, с одной стороны, может повлиять на бес­пристрастность вторичного решения, а, с другой стороны, может оказать давление на внутреннее убеждение судьи, «в результате чего вторичное решение может быть вы­несено с нарушением ст. 319 УПК РСФСР»1. Отсюда следует, что во всех случаях, когда у судьи сложилось уже определенное убеждение по существу дела, он не может участвовать в рассмотрении этого дела, по суще­ству и в вынесении приговора. Применяя это положение к судье — члену вышестоящего суда, участвовавшему в рассмотрении дела в кассационной инстанции, следует признать, что если первоначально вынесенный приговор отменен по таким мотивам, которые не отражают убеж­дения судей по существу дела, то судья, участвовавший в вынесении определения об отмене первоначального приговора, вправе затем рассматривать данное дело по существу; в частности, это может иметь место тогда, когда первоначальный приговор был отменен из-за не­правильного состава суда, из-за того, что подсудимому не была вручена копия обвинительного заключения и по другим аналогичным основаниям.

Напротив, если мотивы отмены первоначального при­говора отражают в той или иной мере убеждение, сло-


- 40 -


жившееся у судей второй инстанции по существу дан­ного дела, в частности, по вопросу о виновности подсу­димого или по вопросу о наказании, какое должно быть ему назначено, то судья, участвовавший в отмене пер­воначального приговора, уже не вправе рассматривать данное дело по существу в суде первой инстанции.

Этот вопрос получил свое разрешение в постановле­нии Пленума Верховного суда СССР от 11 октября 1946 г. по делу Дадалко. Первый приговор, которым Дадалко был осужден к лишению свободы условно, был по протесту прокурора отменен Минским областным су­дом за мягкостью назначенного наказания. Второй при­говор, которым Дадалко был оправдан, был также от­менен по протесту прокурора Минским областным судом, который принял дело к своему производству в качестве суда первой инстанции, после чего дело было рассмотре­но по существу под председательством члена областного суда Пинчука, который ранее дважды участвовал в рас­смотрении этого дела в кассационной инстанции и в от­мене обоих ранее вынесенных приговоров. Пленум Вер­ховного суда СССР нашел, что рассмотрение дела по существу данным судьей «противоречит ст. 43 УПК БССР (ст. 43 УПК РСФСР), которая требует наличия по делу объективного состава суда, тогда как в данном конкретном случае эта объективность исключается, так как уже в кассационном порядке был предрешен вопрос о виновности Дадалко»2.

Согласно ст. 111 Конституции СССР и ст. 8 Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных респуб­лик разбирательство дел во всех судах открытое, по­скольку законом не установлены исключения. Это пол­ностью относится и к кассационному производству, и по­тому удаление публики из зала заседания суда второй инстанции допускается лишь по мотивированному опре­делению суда и притом только в случаях, указанных в законе (ст. 19 и 20 УПК РСФСР).

Равным образом находят свое применение в касса­ционном производстве, установленные законом непрерыв­ность рассмотрения дела, тайна совещательной комнаты и порядок совещания судей (ст. ст. 258, 317, 324,


- 41 -


325 ч. 1, 337, 338 и 339 УПК РСФСР). Исходя из этого, Верховный суд СССР в своем директивном письме от 17 августа 1935 г. указал на недопустимость такого по­ложения, при котором заседания кассационных инстан­ций «происходят келейно, чем нарушается принцип гласности и публичности судебных процессов. При сове­щании судей и при составлении кассационных определе­ний присутствуют лица, не входящие в состав суда по данному делу, а прокурор, дававший заключение по делу, принимает зачастую участие в рассмотрении дела и со­ставлении определения, превращаясь, таким образом, по существу в четвертого члена суда». В этом же директивном письме Верховный суд СССР отмечает, как нарушение закона, что «определения по делам часто выносятся не сейчас же по рассмотрении соответствующего дела, а целыми «пачками» после рассмотрения ряда дел в кон­це заседаний или же на другой день, что приводит к со­ставлению определений, не соответствующих фактическим решениям, принятым кассационной инстанцией не­посредственно по рассмотрении дела»1.

Рассмотрение дела в кассационной инстанции суще­ственно отличается по содержанию своему от судебного разбирательства. Так как вышестоящий суд не рассмат­ривает вторично дела по существу, то здесь нет судебного следствия и, в частности, совершенно исключен допрос свидетелей, экспертов и подсудимых. Вместо то­го один из членов суда докладывает дело, после чего дает свои объяснения сторона, принесшая кассационную жалобу, а затем следуют объяснения других сторон. Прокурор, как было указано выше, выступает в касса­ционной инстанции, по общему правилу, в качестве ор­гана надзора за законностью и должен обеспечить оставление в силе законного и обоснованного приговора и отмену или изменение приговора неправильного, не­обоснованного. В соответствии с этим прокурор не уча­ствует в даче объяснений сторонами, а дает свое заклю­чение после объяснений сторон.

Исключение представляет лишь тот случай, когда по делу был принесен кассационный протест. Прокурор, поддерживающий этот протест в заседании суда второй инстанции, является обвинителем и потому первый дает


- 42 -


свои объяснения, после чего следуют объяснения других сторон (ст. 410 УПК РСФСР).

Устанавливая этот порядок рассмотрения дела в суде второй инстанции, действующие уголовно-процессуальные кодексы не определяют содержания того доклада, который делает один из судей в начале рассмотрения дела, и в практике встречаются случаи, когда доклад­чик ограничивается кратким указанием на статью зако­на, по которой квалифицировано преступление осужден­ного, на меру назначенного ему наказания и на заклю­чительный пункт кассационной жалобы или протеста. Совершенно очевидно, что этого недостаточно.

Доклад, который делает один из судей, ранее озна­комившийся с делом, имеет своей задачей ознакомить остальных судей с существом дела, с содержанием при­говора и с основными доводами кассационного протеста и кассационной жалобы. Ввиду этого доклад, которым начинается рассмотрение дела, должен быть по возмож­ности развернутым и, при всех условиях, должен содер­жать в себе подробное изложение содержания приговора, а также изложение основных доводов кассационного протеста и кассационных жалоб, принесенных по делу.

Равным образом не указывает закон тех пределов, в каких стороны должны давать свои объяснения. Совет­ский уголовный процесс строит кассационное производ­ство так, чтобы оно обеспечивало реальную проверку законности и обоснованности приговора и охрану прав и законных интересов сторон. В соответствии с этим закон предоставляет сторонам широкую возможность ука­зывать на все те нарушения, которые, по мнению дан­ной стороны, должны иметь своим последствием отмену или изменение приговора. Именно поэтому и допускает советское уголовно-процессуальное право, кроме основного кассационного протеста и кассационных жалоб, так­же подачу протеста и жалоб дополнительных, а равно возражений на протест и жалобы других участвующих в деле сторон. Этим разрешается и вопрос о границах устных объяснений, даваемых сторонами в заседании суда второй инстанции.

По общему правилу, объяснения эти заключаются в более или менее развернутом изложении доводов, содер­жащихся в основных и дополнительных протестах и жалобах. Однако это не исключает того, что в устных


- 43 -


своих объяснениях стороны вправе ссылаться также и на такие нарушения, которые ранее в кассационном про­тесте и в кассационных жалобах указаны не были.

Сущность заключения, даваемого прокурором в суде второй инстанции, определяется его процессуальным положением в стадии кассационного производства. Являясь органом надзора за законностью, прокурор дол­ожен в своем заключении осветить все те моменты, которые должны быть учтены судом второй инстанции при (разрешении вопроса о законности и обоснованности обжалованного приговора. Для этого прокурор должен в первую очередь представить суду свои соображения об основательности или неосновательности доводов, содер­жащихся в кассационных жалобах, принесенных на дан­ный приговор.

Этим, однако, задача прокурора не исчерпывается. Суд второй инстанции не связан указаниями кассацион­ной жалобы и обязан рассмотреть в ревизионном порядке каждое дело в полном его объеме. В соответствии с этим прокурор не может ограничиться рассмотрением доводов, содержащихся в кассационных жалобах, но, кроме то­го, обязан изложить суду свои соображения и относи­тельно других, не указанных в кассационных жалобах, нарушений, если они допущены по делу.

В тех случаях, когда на приговор принесен кассаци­онный протест и представитель вышестоящей прокура­туры этот протест поддерживает, он, как было уже указано, является представителем обвинения и потому дает объяснения в качестве стороны. Но вместе с тем прокурор и здесь является органом надзора за закон­ностью и потому, не ограничиваясь изложением доводов в развитие и обоснование кассационного протеста, дол­жен также представить суду свои соображения об осно­вательности или неосновательности доводов, содержа­щихся в принесенных по данному делу кассационных жалобах других сторон.

Действующие уголовно-процессуальные кодексы, за исключением УПК Украинской ССР (ст. 344), не преду­сматривают права сторон на представление новых мате­риалов в суд второй инстанции, и возможность пред­ставления таких материалов была одно время спорной в судебной практике. В настоящее время вопрос этот разрешен в положительном смысле Законом о судоуст-


- 44 -


ройстве СССР, союзных и автономных республик, кото­рый в ст. 15 указывает, что вышестоящий суд проверяет законность и обоснованность приговора по материалам как имеющимся в деле, так и вновь представленным сторонами. Хотя Закон о судоустройстве не определяет характера указанных новых материалов, но совершенно очевидно, что во второй инстанции не может быть допу­щен допрос свидетелей, подсудимых и экспертов, так как это означало бы вторичное рассмотрение дела по существу, иными словами — означало бы введение апел­ляции, чуждой советскому процессу. Поэтому новыми материалами, о которых говорит закон, могут быть лишь различного рода справки, характеристики, удостоверения и иные документы, имеющие значение для дела, т. е. такие документы, которые могут обосновать и подкре­пить доводы данной стороны, либо опровергнуть доводы других сторон, и тем самым могут содействовать пра­вильному разрешению судом второй инстанции рассмат­риваемого им дела.

Поэтому все документы, независимо от того, были ли они приложены к кассационному протесту либо к кассационным жалобам или же были представлены сто­ронами в заседании суда второй инстанции, должны быть этим судом рассмотрены и учтены при разрешении вопроса о законности и обоснованности данного пригово­ра. Осужденный Военным трибуналом железной дороги Пилипенко, не признавая себя виновным, указал в кас­сационной жалобе на необоснованность приговора и в подтверждение своих доводов приложил к жалобе ряд документов, опровергающих предъявленное ему обвине­ние. Определением Военно-железнодорожной коллегии Верховного суда СССР приговор был оставлен в силе, но Пленум Верховного суда СССР нашел, что Коллегия, «рассматривая дело Пилипенко и других, оставила без рассмотрения представленные в Коллегию документы, опровергающие обвинение Пилипенко, и, не противопо­ставив приведенным в кассационной жалобе мотивам никаких доводов, безмотивно оставила приговор в силе». Находя поэтому, что «вопреки требованиям ст. 15 Зако­на о судоустройстве Военная железнодорожная Колле­гия не проверила в достаточной степени законность и обоснованность приговора по материалам, имеющимся в деле и представленным в Коллегию», Пленум Верхов-


- 45 -


ного суда СССР своим постановлением от 17 январи 1947 г. отменил определение Военной железнодорожной коллегии и возвратил дело в ту же Коллегию для нового рассмотрения в другом составе судей1.

Могут ли быть отнесены к документам, представляе­мым в суд второй инстанции, письменные заявления определенных лиц, удостоверяющих те или иные извест­ные им факты? Само собой разумеется, что рассмотре­ние таких' письменных «показаний» не может заменить собой допроса указанных лиц в качестве свидетелей и что поэтому суд второй инстанции не вправе на осно­вании этих письменных заявлений признавать установленными или не установленными те или другие факты. Но такие письменные заявления лиц, указывающих на факты, которые по делу выяснены не были, могут в ряде случаев указывать на неполноту исследования данного дела. В этом случае они могут служить основанием для отмены приговора и для передачи дела на новое рассле­дование или новое судебное рассмотрение с тем, в част­ности, чтобы путем допроса указанных лиц была прове­рена правильность сделанных ими письменных заявле­ний.

Исходя из этих соображений, Верховный суд СССР в своей надзорной практике допускает в ряде случаев рас­смотрение такого рода письменных заявлений в качестве материала для суждения о полноте исследования дела и об обоснованности приговора. Приговором народного суда Токарев был признан виновным в хулиганстве, вы­разившемся в том, что он в нетрезвом виде разбил стек­ло в витрине магазина. При пересмотре дела в порядке надзора Верховный суд СССР установил, что приговор основан на одном лишь показании милиционера Шамсутдинова, утверждавшего, что Токарев пинком ноги раз­бил стекло. «Это показание,— указывает Верховный суд СССР,— опровергается письменным показанием Корнишиной, приложенным к жалобе Токарева. В этом пока­зании указано, что Корнишина была очевидицей того, как Токарев, находясь в сильной степени опьянения, споткнулся и при падении разбил стекло». Ввиду этого, а также вследствие допущенных по делу процессуальных


- 46 -


нарушений, приговор был отменен и дело передано на новое судебное рассмотрение1.

В определении, вынесенном по делу Наумовой, осуж­денной за прогул без уважительных причин, Верховный суд СССР не только признает допустимым представление письменных заявлений лиц, удостоверяющих те или иные факты, но и подчеркивает обязанность вышестоящего суда рассмотреть эти заявления вместе со всеми имею­щимися в деле материалами. «Наумова,—указывает Верховный суд СССР, — объяснила, что она с разреше­ния начальника базы Енина должна была 9 августа вый­ти на работу во вторую смену. Тем не менее ее вызвали в первую смену, и так как к моменту ее прихода по вы­зову прошел час с начала смены, то это сочли прогулом, так как Енин отказался подтвердить данное им на сло­вах разрешение. К кассационной жалобе Наумова пред­ложила письменные заявления двух работников авто­базы, подтверждающих, что Енин разрешил Наумовой выйти 9 августа во вторую смену.

Областной суд отклонил кассационную жалобу На­умовой, ссылаясь на то, что письменные показания сви­детелей, приобщенные к жалобе, не могут служить по­водом для отмены приговора и что письменного разре­шения Наумова не имела. Таким образом народный суд и областной суд проявили исключительный формализм при разрешении данного дела. Вместо того чтобы вы­полнить обязанность, возложенную на суд, и разобрать­ся в обстоятельствах дела и путем допроса свидетелей проверить объяснения Наумовой, они ограничились фор­мальной ссылкой на отсутствие у Наумовой письменного разрешения». По этим соображениям приговор был отме­нен и дело передано на новое судебное рассмотрение2.

Приговором народного суда Крючкова была призна­на виновной в том, что, работая грузчицей в совхозе, систематически похищала отруби и жмых. Отрицая предъявленное обвинение, Крючкова, как указывает в своем определении Верховный суд СССР, «утверж-


- 47 -


дает, что она просила допросить лиц, которые могли бы подтвердить, что изъятые у нее отруби и жмых были ею куплены для отсылки в деревню. Хотя такое ходатай­ство в деле и в протоколе судебного заседания отраже­ния не получило, однако, к жалобе осужденной прило­жена справка рабочих совхоза Бороздиной, Кудрявцева, Поповой и др. о том, что жмых и отруби были купле­ны. Подписавшие справку лица должны быть допро­шены об обстоятельствах приобретения Крючковой кор­мов и откуда им известно о том, что они были куплены для отправки в деревню». По этим основаниям, а также ввиду невыясненности других обстоятельств приговор был отменен и дело передано на новое рассле­дование1.

В некоторых случаях Верховный суд СССР в своей надзорной практике принимает к рассмотрению в каче­стве новых материалов изложенное в письменной фор­ме мнение представителей соответствующей специаль­ности по отдельным вопросам, возникающим в деле.

Такое использование письменного заключения пред­ставителя соответствующей специальности имело место по делу Милахиных, причем в определении, вынесенном по этому делу, Верховный суд СССР указал на процес­суальное значение такого рода заключений, как мате­риалов, на основе которых устанавливаются неполнота исследования дела и невыясненность различных его об­стоятельств. Приговором народного суда мать и дочь Милахины были признаны виновными в том, что на поч­ве семейных неурядиц нанесли тяжкие телесные повре­ждения своему сыну и брату Ивану Милахину, который от этих телесных повреждений умер. Отрицая предъяв­ленное им обвинение, Милахины утверждали, что Ивану Милахину телесные повреждения были нанесены кем-то на рынке, где он затеял драку, после чего он, избитый и израненный, пришел домой, где продолжал буйство­вать, а на следующий день был отправлен в больницу, где умер. Основанием для обвинительного приговора послужили показания свидетелей, в том числе показа­ния врача Камышлейцева, который оперировал Милахина в больнице, и утверждал, что если бы тяжкие телес-


- 48 -


ные повреждения были нанесены Милахину на рынке, он не мог бы сам добраться домой и там еще продол­жать буянить.

Рассматривая дело в порядке надзора, Верховный суд СССР установил ряд противоречий в показаниях свидетелей; что же касается, в частности, показаний врача Камышлейцева, то ввиду неясности вопроса о том, мог ли Милахин добраться домой, если до того он был тяжко избит на рынке, Верховным судом СССР было затребовано мнение судебно-медицинского экспер­та доктора Семеновского. Последний указал, что, нахо­дясь в состоянии опьянения, Милахин после того, как ему были нанесены повреждения, отмеченные в акте судебно-медицинского вскрытия, мог бы сам добраться с рынка домой, спорить там и буянить. Поэтому доктор Семеновский отверг утверждение врача Камышлейцева как ошибочное. «Заключение доктора Семеновского,— указывает Верховный суд СССР,— не может рассмат­риваться как экспертиза в процессуальном значении этого слова. Однако это мнение компетентного лица не может быть не учтено как обстоятельство, которое вы­зывает необходимость передачи дела на доследование, тем более, что в процессе предварительного расследова­ния и судебного разбирательства этот вопрос эксперти­зе не подвергался»2.

§ 4. Рассматривая дело в кассационном порядке, вышестоящий суд должен прежде всего дать ответ на принесенные на данный приговор кассационный протест и кассационные жалобы. Иными словами, должен ре­шить, являются ли обоснованными доводы кассационно­го протеста и кассационных жалоб, действительно ли имеются в деле указанные сторонами нарушения и должны ли эти нарушения влечь за собою отмену или изменение приговора. Однако этим вовсе не исчерпы­ваются задачи вышестоящего суда, который должен наряду с этим проверить в ревизионном порядке каждое дело в полном его объеме, чтобы выяснить, имеются ли в этом деле какие-либо другие нарушения, которые сторонами указаны не были, и подлежит ли приговор


- 49 -


отмене или изменению ввиду. Наличия в деле этих нару­шений.

Как было уже указано в первой главе, только такое рассмотрение вышестоящим судом каждого находяще­гося в его производстве дела в полном объеме может обеспечить успешное осуществление тех задач, которые стоят перед советской кассацией и которые заключают­ся в контроле над судами первой инстанции и в руковод­стве их деятельностью, в обеспечении правильного при­менения закона, в охране прав и законных интересов сторон. Поэтому ревизионный порядок рассмотрения де­ла вышестоящим судом всегда сопровождает собой кас­сационный пересмотр приговоров.

Согласно ст. ст. 350, 411 и 412 УПК РСФСР касса­ционная инстанция, рассматривая дело о тех подсудимых, в отношении которых приговор опротестован или обжа­лован, не связана указаниями кассационного протеста и кассационных жалоб и может отменить или изменить приговор по всем тем основаниям, которые усмотрены са­мим вышестоящим судом. Что же касается тех осужден­ных, в отношении которых приговор не был опротестован и не был обжалован, то здесь 'пределы ревизионной про­верки дела являются гораздо более узкими, и в отно­шении этих осужденных суд второй инстанции может отменить приговор лишь в некоторых случаях, точно указанных в статье 422 УПК РСФСР, а именно: при неправильном составе суда, при нарушении порядка со­вещания судей, а также тогда, когда суд первой ин­станции не прекратил дела при наличии обстоятельств, в силу которых прекращение дела является обязательным, или же вынес обвинительный приговор несмотря на то, что в действиях подсудимого нет состава преступления.

Таким образом, если по делу обнаружены в ревизионном порядке какие-либо иные существенные нарушения, например, лишение подсудимого права на защиту, неправильная квалификация преступления и др., то л по буквальному смыслу указанных выше статей УПК РСФСР кассационная инстанция должна пройти мимо всех этих нарушений и оставить в силе приговор в отношении данного подсудимого только потому, что приговор в этой его части не был ни опротестован, ни обжалован.

Совершенно очевидно, что это противоречило бы самой сущности советской кассации и задачам, перед ней по-


- 50 -


ставленным, и потому за вышестоящим судом должно быть признано право отмены и изменения приговора во всех тех случаях, когда по делу в ревизионном поряд­ке будет установлено наличие нарушений, независимо от того, был ли приговор в отношении данного подсуди­мого опротестован или обжалован.

Постановления УПК РСФСР повторены кодексами Белорусской ССР (ст. ст. 350, 411, 412, 422), Грузинской ССР (ст. ст. 350, 410, 411, 421), Азербайджанской ССР (ст. ст. 347, 400, 401, 411), а также кодексом Армянской ССР, который обязывает суд второй инстанции отменить приговор в отношении всех подсудимых, кроме указан­ных выше случаев, также при явной несправедливости приговора, т. е. когда наказание, назначенное судом первой инстанции, резко не соответствует содеянному (ст. ст. 328,371, 383). Но, как было указано выше, ревизи­онное рассмотрение дела не может ограничиться узкими пределами, установленными буквальным смыслом ука­занных статей и потому следует признать, что и здесь ревизионное рассмотрение должно охватывать каждое находящееся в производстве кассационной инстанции дело в полном его объеме.

Другие кодексы, как УПК Украинской ССР (ст. 345), УПК Таджикской ССР (ст. 115), УПК Узбекской ССР (ст. 154) и УПК Туркменской ССР (ст. 163) прямо пред­усматривают обязанность кассационной инстанции рас­смотреть каждое дело в полном объеме и только не применяют термина «ревизионный порядок».

Таким образом, единым для всех союзных республик является такой порядок кассационного производства, при котором вышестоящий суд проверяет каждое рас­сматриваемое им дело в полном объеме в отношении всех подсудимых как по указаниям, содержащимся в кассационном протесте и в кассационных жалобах, так и независимо от этих указаний.

Но предоставляя кассационной инстанции такие ши­рокие полномочия в области проверки дела и отмены или изменения приговора, советское законодательство устанавливает вместе с тем одно очень существенное ограничение, которое имеет своей целью охрану права обвиняемого на защиту в стадии кассационного произ­водства. Согласно ст. 26 Основ уголовного судопроиз­водства Союза ССР и союзных республик «при рассмот-


- 51 -


рении судом дела, переданного ему из кассационной инстанции для нового рассмотрения по существу, усиле­ние меры социальной защиты при новом рассмотрении дела допускается только в случае, если приговор был опротестован прокуратурой». Это значит, что при новом рассмотрении дела наказание может быть усилено по сравнению с первоначальным лишь тогда, когда первый приговор был отмечен кассационной инстанцией по про­тесту прокурора.

Отсюда, в свою очередь, следует, что кассационная инстанция может отменить приговор по указанным ос­нованиям не иначе, как при наличии соответствующего протеста прокуратуры. Признать же по своей инициативе наказание чрезмерно мягким и отменить по этому осно­ванию приговор в ревизионном порядке кассационная инстанция не имеет права.

Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР (ст. 349) содержит прямое указание на то, что касса­ционная инстанция может отменить приговор по мягко­сти наказания только при наличии соответствующего протеста прокурора. Уголовно-процессуальный кодекс Белорусской ССР в ст. 412 указывает, что при отмене приговора в ревизионном порядке должны быть соблю­дены правила ст. 424 УПК, а, так как согласно этой статье при новом рассмотрении дела наказание может быть усилено только в том случае, если ранее вынесен­ный приговор был отменен по протесту прокуратуры, то отсюда следует, что кассационная инстанция вправе отменить приговор по мягкости наказания только при наличии такого протеста прокурора. Статьи же 411, 412 и 422 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК Дру­гих союзных республик не содержат в себе прямых ука­заний по этому вопросу.

Предоставить кассационной инстанции право в реви­зионном порядке без протеста прокурора отменить при­говор по мягкости наказания — значило бы поставить осужденного в такие условия, при которых он может опа­саться, что в результате им же принесенной жалобы приговор будет отменен и при новом рассмотрении дела будет назначено более тяжкое наказание. Опасения та­кого рода могут привести к тому, что обвиняемый воз­держится от обжалования приговора и тем самым будет фактически стеснен в осуществлении своего права на


- 52 -


защиту путем принесения кассационной жалобы на при­говор. Поэтому отсутствие у суда второй инстанции права на отмену приговора по мягкости наказания в ревизионном порядке и возможность такой отмены толь­ко при наличии протеста прокурора находятся в полном соответствии с основными демократическими принципа­ми советского уголовного процесса, который обеспечи­вает обвиняемому широкие права для защиты его за­конных интересов и в том числе право обжалования приговора.

Исходя из такого понимания пределов ревизионной проверки дела, Пленум Верховного суда СССР в своем руководящем постановлении от 10 февраля 1940 г. № 2/1/у разъяснил, что «когда при рассмотрении дела в порядке ст. 15 Закона о судоустройстве вышестоящий суд придет к выводу о мягкости наказания, назначенно­го приговором, не опротестованным по этому основанию прокурором, этот суд не может отменить приговор по мотивам мягкости наказания. При отсутствии других оснований для отмены приговора, вышестоящий суд, оставляя приговор в силе, может лишь в частном опре­делении указать нижестоящему суду на мягкость нака­зания и на недооценку судом общественной опасности данного преступления. Вместе с тем суд может отдель­ным представлением довести о мягкости наказания по данному приговору до сведения Председателя Верхов­ного суда союзной республики или председателя Вер­ховного суда СССР, от которых зависит разрешение во­проса об опротестовании приговора в порядке надзора (ст. 16 Закона о судоустройстве)»1.

Существенное значение имеет вопрос о том, вправе ли суд второй инстанции, рассматривая дело по касса­ционной жалобе кого-либо из подсудимых, отменить в ревизионном порядке приговор о другом подсудимом, который был по этому делу оправдан. УПК РСФСР, как и ряд кодексов других союзных республик, не содержит указаний по этому вопросу. УПК Украинской ССР, го­воря о ревизионной проверке дела, указывает в ст. 345, что «изменение приговора, его отмена или прекращение дела допускается в отношении каждого подсудимого независимо от того, опротестован или обжалован при-


- 53 -


говор в отношении этого подсудимого», откуда следует, что такая отмена приговора возможна в отношении всех подсудимых, в том числе и тех, которые были дан­ным приговором оправданы. Другие кодексы, а именно УПК Узбекской ССР (ст. 158) и УПК Туркменской ССР (примечание к ст. 163) прямо предусматривают возмож­ность отмены приговора в ревизионном порядке в отно­шении всех подсудимых как осужденных, так и оправ­данных, независимо от того, в отношении кого, из этих подсудимых был опротестован или обжалован- данный приговор.

В тех случаях, когда оправдательный приговор опро­тестован прокурором, оправданный подсудимый имеет право и возможность представить письменные возраже­ния на .протест, а также изложить в заседании суда второй инстанции свои соображения о правильности приговора и о неосновательности доводов кассационно­го протеста. Но если на оправдательный приговор про­тест не был принесен, то у оправданного подсудимого отсутствует самое право на участие в заседании суда второй инстанции, рассматривающего дело по кассацион­ным жалобам других подсудимых, осужденных по дан­ному делу. У оправданного подсудимого нет и надобно­сти участвовать в заседании кассационной инстанции, поскольку правильность вынесенного в отношении его оправдательного приговора никем не оспаривается. По­этому предоставить кассационной инстанции право от­менять в ревизионном порядке оправдательный приговор значило бы поставить оправданного подсудимого в такое положение, при котором он был бы совершенно лишен возможности защищать свои интересы, поскольку самая постановка вопроса об отмене оправдательного приговора сделалась бы известна этому подсудимому только после того, как суд второй инстанции уже вынес свое определение и данный приговор отменил. По всем этим основаниям следует признать, что отмена оправда­тельного приговора судом второй инстанции в ревизион­ном порядке не может иметь места и что такая отмена допускается только при наличии протеста прокурора на оправдательный приговор.

Вывод этот находит свое подтверждение в уже приве­денном выше руководящем постановлении Пленума Вер­ховного суда СССР от 22 мая 1941 года, в котором полу-


- 54 -


чил свое разрешение вопрос о праве гражданского ист­ца на обжалование оправдательного приговора. Указы­вая, что в силу ст. 26 Основ уголовного судопроизводст­ва Союза ССР и союзных республик, суд второй инстан­ции может отменить приговор по мягкости наказания только при наличии соответствующего протеста прокуро­ра, Пленум Верховного суда СССР подчеркивает, что тем более это условие, т. е. наличие протеста прокуратуры «обязательно при отмене оправдательного приговора, ког­да вопрос ставится не только о повышении наказания в отношении лица, уже признанного судом виновным, а о признании самой виновности лица, оправданного при­говором суда»1.

В тех случаях, когда суд второй инстанции, рассмат­ривая дело по кассационным жалобам осужденных, находит неправильным оправдательный приговор в отно­шении другого подсудимого, причем этот оправдательный приговор прокуратурой не опротестован, суд вто­рой инстанции может войти с соответствующим пред­ставлением к Председателю Верховного суда СССР или к Председателю верховного суда союзной республики об опротестовании этого оправдательного приговора в порядке судебного надзора подобно тому, как это уста­новлено приведенным выше постановлением Пленума Верховного суда СССР от 10 февраля 1940 г. в отно­шении приговоров, признанных судом второй инстан­ции чрезмерно мягкими2.

Как было уже указано (§ 2 настоящей главы), Пле­нум Верховного суда СССР своим постановлением от 22 августа 1940 г. № 30/18/у предложил судам первой инстанции направлять дело в вышестоящий суд только после истечения кассационного срока или же хотя и до истечения этого срока, но после того, как на данный приговор принесен кассационный протест прокурором и кассационные жалобы всеми остальными участвующи­ми в деле сторонами.

Но и при соблюдении этого требования возможны случаи, когда кассационная жалоба кого-либо из под­судимых поступит в кассационную инстанцию после того, как дело уже ею рассмотрено и, следовательно


- 55 -


после того, как дело уже рассмотрено в ревизионном порядке в отношении того подсудимого, чья кассацион­ная жалоба поступила в вышестоящий суд с запозданием. Это, однако, не может лишить данного подсуди­мого его права защищать свои интересы путем изложения соответствующих доводов в кассационной жалобе и путем дачи устных объяснений и представления новых материалов в заседание суда второй инстанции. Исхо­дя из этого, Пленум Верховного суда СССР в том же постановлении от 22 августа 1940 г. указал, что «в тех случаях, когда по каким-либо причинам в. вышестоя­щий суд жалобы некоторых осужденных, поданные в установленный срок, поступят после рассмотрения дела в вышестоящем суде в отношении остальных подсуди­мых или когда этот срок будет восстановлен в порядке ст. ст. 345 и 400 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК. других союзных республик, вышестоящий суд обязан принять такие жалобы к своему производству и рассмотреть их в порядке ст. 15 Закона о судоустрой­стве». Если при этом вышестоящий суд «придет к вы­воду, что определение по этой жалобе должно повлечь изменение или отмену ранее вынесенного определения, вышестоящий суд, вынося определение только в отно­шении лица, подавшего жалобу и не касаясь ранее вы­несенного определения, направляет дело с отдельным представлением Председателю Верховного суда союзной республики или Председателю Верховного суда СССР по принадлежности, от которых зависит разрешение во­проса о внесении протеста на одно или оба определения в порядке надзора»1.


tabadiev-kubatbek-shakievich.html
tabak-zabili-v-ramki-kommersant-kozenko-andrej-12042008-62-str-3-gosduma-rf-monitoring-smi-12-14.html
tabarovskij-l-a-kaganskij-a-m-epov-m-i-elektromagnitnoe-pole-proizvolnogo-garmonicheskogo-istochnika-v-anizotropnoj-cilindricheski-sloistoj-srede-geologiya.html
tabel-o-regionah-kommersant-gorodeckaya-natalya-29042008-73-gosduma-rf-monitoring-smi-29-aprelya-2008-g.html
tabelosnasheniya-sportivnih-sooruzhenij-massovogopolzovaniya-sportivnim-oborudovaniem-i-inventarem.html
tabii-monopoliyalar-salasina-zhatizilan-aeronavigaciya-zhne-uezhajlardi-izmetterne-arnalan-tarifterd-esepteu-dstemelern-bektu-turali-azastan-respublikasi-investiciyalar-zhne-damu-ministrn.html
  • writing.largereferat.info/gazorekombinacionnie-batarei-akkumulyatorov.html
  • desk.largereferat.info/pn-aza-debiet-8-sinip-03-02-2015-tairibi.html
  • diploma.largereferat.info/zametki-o-religii-teologii-i-religiovedenii.html
  • laboratornaya.largereferat.info/razdel-iii-d-s-ustinov.html
  • credit.largereferat.info/osobennosti-izobrazheniya-prirodi-v-lirike-f-i-tyutcheva-urok-literaturi-v-6-m-klasse-celi.html
  • grade.largereferat.info/metodicheskie-ukazaniya-i-kontrolnie-zadaniya-dlya-studentov-zaochnikov-inzhenerno-tehnicheskih-specialnostej-stranica-4.html
  • knigi.largereferat.info/spisok-nauchnih-trudov-c-n-s-laboratorii-radioekologii-instituta-biofiziki-so-ran-docenta-kafedri-biofiziki-ifbib-sfu-k-b-n-zotinoj-tatyani-anatolevni-1996-2011-gg.html
  • uchit.largereferat.info/tehnicheskoe-zadanie-soglasovano-zamestitel-glavi-administracii-krasnoselskogo-rajona.html
  • literature.largereferat.info/doklad-berlin-6-yanavarya-1908-g.html
  • education.largereferat.info/1teoriya-pogreshnostej-11istoricheskaya-spravka-ridel-v-v-doktor-fiziko-matematicheskih-nauk-professor-zaveduyushij.html
  • holiday.largereferat.info/metodicheskie-ukazaniya-muk-0001-opredelenie-urovnej-magnitnogo-polya-v-mestah-razmesheniya-peredayushih-sredstv-radioveshaniya-i-radiosvyazi-kilo-gekto-i-dekametrovogo-diapozonov-muk-679-97-stranica-2.html
  • znanie.largereferat.info/7problemi-stoyashie-na-puti-kommercializacii-vtgr-vdannoj-rabote-posvyashennoj-visokotemperaturnim-gazoohlazhdaemim.html
  • desk.largereferat.info/otchyot-ob-ispolnenii-v-2010-godu-programmi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-stranica-11.html
  • tests.largereferat.info/lekciya-7-osobennosti-organizacii-plyazhnogo-turizma-v-tailande-konspekt-lekcij-disciplina-vidi-i-tendencii-razvitiya.html
  • letter.largereferat.info/novosti-transporta-stranica-4.html
  • composition.largereferat.info/oves-saharnaya-svekla-dissertaciya-v-vide-nauchnogo-doklada-na-soiskanie-uchyonoj.html
  • university.largereferat.info/glava-3-soderzhanie-psihologicheskih-operacij-krisko-vladimir-gavrilovich-sekreti-psihologicheskoj-vojni.html
  • credit.largereferat.info/plani-lekcij-po-discipline-strategicheskij-menedzhment-lekciya-1.html
  • shpora.largereferat.info/zadachi-go-zanyatie-2-sovremennie-sredstva-porazheniya-i-ih-porazhayushie-faktori-meropriyatiya-po-zashite-naseleniya-ot-etih-faktorov-zanyatie-3-prakticheskoe.html
  • lecture.largereferat.info/a-change-in-supply-is-a-change-in-relationship-between-the-price-of-good-and-the-quantity-supplied-in-response-to-a-change-in-supply-determinant-other-than-the.html
  • otsenki.largereferat.info/sov-i-raschetnih-zadach-sposobnost-otvetit-na-vse-voprosi-i-reshit-vse-predlozhennie-zadachi-svidetelstvuet-o-dostatochnom-usvoenii-chitatelem-osnovnogo-materiala-posobiya-stranica-8.html
  • books.largereferat.info/dzheri-podrastaet-ryabinin-boris-stepanovich.html
  • uchenik.largereferat.info/internet-resursi-gosduma-rf-monitoring-smi-13-fevralya-2008-g.html
  • teacher.largereferat.info/glava-ii-klassifikaciya-povtorov-u-razlichnih-avtorov-diplomnaya-rabota.html
  • spur.largereferat.info/komitet-rossijskoj-federacii-po-standartizacii-metrologii-i-sertifikacii-postanovlenie-ot-26-dekabrya-1994-g-n-367-stranica-21.html
  • control.largereferat.info/communicative-failures-in-englishrussian-dialogue-a-personal-experience-introduction.html
  • predmet.largereferat.info/spiski-prav-dostupa-konspekt-lekcij-po-kursu-organizaciya-evm-i-sistem-dlya-studentov-specialnosti-220100-vichislitelnaya.html
  • testyi.largereferat.info/analiz-perevoda-nacionalno-specificheskih-realij-romana-helen-filding-dnevnik-bridzhit-dzhons.html
  • bukva.largereferat.info/upravlenie-portfelem-cennih-bumag-chast-5.html
  • uchit.largereferat.info/stoimost-prozhivaniya-na-period-novogodnih-prazdnikov-2012-goda-kottedzhi.html
  • school.largereferat.info/analiz-amerikanskoj-zhurnalistiki-nachala-xx-veka-chast-2.html
  • college.largereferat.info/34-informacionnaya-emkost-ocenki-riskov-ekonomicheskoj-deyatelnosti-promishlennih-predpriyatij.html
  • uchitel.largereferat.info/publichnij-doklad-direktora.html
  • teacher.largereferat.info/glava-ii-rekonstrukciya-mirozdaniya-kniga-rasschitana-ne-tolko-na-filosofov-professionalov-no-i-na-vseh-mislyashih.html
  • portfolio.largereferat.info/pered-lyubim-voprosom-po-gruppe-dat-opredelenie-gruppi-fenomenologiya-soc-podhodi-k-opredeleniyu-eyo-predmeta.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.